Ручная РАБОТА
4 Дек 2018

Ручная РАБОТА

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ATELIER MOSCOW ВИКТОРИЯ ГОРШКОВА РАССКАЗАЛА VREMENA GODA О ТОМ, СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ ЗАНИМАЕТ ИЗГОТОВЛЕНИЕ ПЛАТЬЯ, КАК ПРОИСХОДИТ РАБОТА С КЛИЕНТАМИ И ЧЕМ ATELIER MOSCOW СОБИРАЕТСЯ УДИВЛЯТЬ НАС В БУДУЩЕМ.

Vremena Goda: Когда вы начали работать с Atelier Moscow?

Виктория Горшкова: Я присоединилась к команде в 2012 году – на тот момент Atelier Moscow существовало два года. Изначально оно было создано для корректировки вещей из коллекций Alexander Terekhov в соответствии с пожеланиями клиентов: посадки по фигуре, внесения небольших изменений в фасон изделия. Когда я приступила к работе, передо мной стояла задача создать качественно новое ателье, специализирующееся на индивидуальном пошиве платьев Haute Couture – в основном вечерних и свадебных. Сейчас они составляют 80 процентов выпускаемых изделий.

VG: Расскажите о процессе создания индивидуальной вещи.

ВГ: Когда к нам обращается клиент, с ним всегда работает целая команда профессионалов, которая состоит из дизайнера, конструктора и двух портных, а также менеджера Ателье, координирующего процесс. Пошив изделия обязательно происходит под контролем дизайнера. Это либо один из штатных дизайнеров Ателье, либо сам Александр Терехов – это особый уровень работы для самых взыскательных клиентов.

VG: Помимо вечерних и свадебных нарядов какие заказы вы выполняете?

ВГ: Это может быть верхняя одежда, коктейльные платья, вещи в стиле casual и многое другое. Также у нас есть детское направление. Например, мы можем создать для клиентки вечернее платье в стразах, для ее дочери – его маленькую копию, а для сына – бабочку в похожей стилистике. Чуть больше года назад мы начали предоставлять услуги по индивидуальному пошиву деловых костюмов по меркам клиентов. При помощи Atelier Moscow вы можете создать свой уникальный деловой гардероб, в основу которого лягут вещи из коллекций Alexander Terekhov, адаптированные под деловой стиль и отшитые по вашим меркам. Заказ на вещи из нашей «Деловой линии» вы можете оформить в любом из бутиков Alexander Terekhov, в том числе в Галереях «Времена Года».

VG: А какие у вас планы кроме развития деловой линии?

ВГ: Если говорить глобально, то мы хотели бы охватить и мужскую моду. Но это совсем другое направление – для пошива мужского костюма нужны особые специалисты и даже другое оборудование. Мы не можем браться за выполнение заказов, пока полностью к этому не готовы. Эта сфера требует глубокого погружения, процесс должен быть отлажен от и до. Я убеждена, что наша одежда должна быть безупречной, и отношусь к ней как к некоему произведению искусства.

VG: Если клиент придет к вам со своей идеей, но она не будет совпадать с видением дизайнера, вы откажетесь от заказа?

ВГ: Это очень тонкий момент, но такие ситуации возникают достаточно часто. Сделать именно то, что хочет клиент, мы, безусловно, можем, но вряд ли будем, потому что у бренда Alexander Terekhov есть определенная стилистика и мы ее придерживаемся. Да, мои ребята всегда учитывают особенности фигуры и пожелания клиентов, но если нам принесут ярко-розовый плюш в зеленых собаках, мы не станем работать с таким материалом. Как правило, клиенту тактично предлагают попробовать другой фасон или материал, который подойдет ему намного больше.

VG: А как бы вы описали стилистику Alexander Terekhov?

ВГ: Это в первую очередь элегантность. Мы избегаем пошлости и вульгарности. Да, мы создаем платья с разрезами или открытой спиной, но никогда не выходим за рамки приличия. Наши вещи подчеркивают привлекательность своих обладательниц, могут быть сексуальными или немного игривыми, но рюши в сочетании с глубоким декольте или дикие шифоновые юбки точно не по нашей части. Alexander Terekhov – это женственность, изысканность и утонченность...

VG: Какой совет вы можете дать тем, кто только собирается прийти к вам в ателье? Может быть, нужно подготовить эскиз или собрать вырезки из журналов?

ВГ: Обычно все намного проще. Как правило, наши клиентки многое находят в Instagram или на веб-сайтах и составляют что-то вроде мудборда, но бывают разные случаи. Иногда девушка приходит и говорит: «Отсюда я хотела бы взять юбку, здесь мне нравится вырез, а тут материал». И дизайнер с портными понимают, что они могут ей предложить. Бывает, клиентки говорят, что им нравится конкретное платье определенного бренда и хотелось бы что-то подобное. Иногда клиенты вообще не понимают, чего хотят. Это более сложный случай, но ребята все равно справляются. Как? Начинают рисовать эскиз, опираясь на образ клиентки, и нащупывают ту идею, которая ей близка. Встречаются и такие заказчики, которые подтверждают эскиз, выбирают материал, но, выходя из ателье, кардинально меняют свое мнение, и работа продолжается дистанционно. Но это совершенно нормально – все люди разные, как и их вкусы.

«Я УБЕЖДЕНА, ЧТО НАША ОДЕЖДА ДОЛЖНА БЫТЬ БЕЗУПРЕЧНОЙ, И ОТНОШУСЬ К НЕЙ КАК К НЕКОЕМУ ПРОИЗВЕДЕНИЮ ИСКУССТВА»

VG: Сколько встреч проводится для создания, например, вечернего платья?

ВГ: Первая встреча – это знакомство. На ней всегда присутствуют дизайнер и менеджер. Дизайнер начинает рисовать эскизы, предлагает варианты – идет этап обсуждения. Дальше, если клиенту нравится процесс, он готов остаться у нас и продолжить работу над платьем, начинается подбор материалов, вышивок и так далее. Если это корсетное платье в пол, для создания которого нужна особая фурнитура, бисер или другие декоративные элементы, они подбираются к следующей встрече. На ней мы их утверждаем и примеряем макет платья. Далее мы меряем платье уже в основном материале. Если изделие сложное, требуется четыре-пять примерок.

VG: А сколько времени занимает весь процесс?

ВГ: Простая вещь создается около месяца. Если же это платье с корсетом, вышивками, декором и если мы привлекаем к работе наших коллег из Индии и заказываем индивидуальный выкрас ткани, то уходит в среднем от двух до трех месяцев. Конечно, есть и нестандартные ситуации, когда мы создаем вечернее платье за сутки. В таких случаях над одним изделием работает команда из 20 человек. Например, Оксане (Лаврентьевой. – Прим. VG) мы перешивали платье на свадьбу за день до события. Она потом писала, что я волновалась больше нее самой, потому что это большая ответственность. Но мы справились – а разве были другие варианты?

VG: Какие фильмы, по вашему мнению, раскрывают искусство работы Ателье?

ВГ: Их несколько. Во-первых, байопик «Yves Saint Laurent» 2014 года, официально согласованный партнером Ива Сен-Лорана Пьером Берже. Также хочу отметить документальный фильм «Диор и я» 2014 года, посвященный Рафу Симонсу, возглавлявшему Dior с 2012-го по 2015-й. Еще одна отличная документальная работа – «Dries» 2017 года, рассказывающий о бельгийском дизайнере Дрисе Ван Нотене и его колоссальной работоспособности. Также советую мини-ролики Chanel (Making of…), Christian Dior Haute Couture и Elie Saab Haute Couture, которые вы можете найти на YouTube.

VG: Какие выходы в платьях Atelier Moscow стали для вас самыми запоминающимися?

ВГ: Больше всего мне запомнился наряд, в котором Алина Лаврентьева пришла на Бал дебютанток Tatler. Это было роскошное голубое платье в ландышах, на которое было потрачено примерно 250 метров сетки, около 20 метров органзы, почти 3000 бусин Swarovski, 10000 пайеток и 350 граммов бисера. Создавали платье 4 месяца, 428 букетиков из ландышей были вышиты вручную – на это ушло почти 400 часов.

Фото: Филипп Григоренко