Цветочная КОРОЛЕВА
12 Ноя 2018

Цветочная КОРОЛЕВА

Французская художница Клер Баслер

Весь ноябрь на первом этаже Галерей «Времена Года» проходит выставка французской художницы Клер Баслер.

Почему именно цветы стали героями ее работ и чем они похожи на людей, она рассказала Екатерине Поклад.

Vremena Goda: Ваша первая выставка в России, если быть точными в галерее «К35», прошла полтора года назад. Были ли вы знакомы с нашей страной до этого?

Клер Баслер: Нет, я Россию совсем не знала. И когда приехала, почувствовала, что оказалась среди сильных людей. Сперва неприступных, но на самом деле эмоциональных и быстро привязывающихся, настоящих. Еще мне нравится старинная архитектура – она навевает воспоминания о волшебных сказках. Не ожидала, что Россия меня настолько захватит.

VG: По какому принципу вы выбираете картины для экспозиций?

КБ: Мне нравится, когда моя выставка превращается в прогулку, во время которой посетитель теряет чувство реальности.

VG: К слову о прогулках: закончили ли вы оформлять интерьеры вашего замка под Парижем, который вы с мужем приобрели семь лет назад и иногда открываете для посетителей?

КБ: Не закончили и, может, никогда и не закончим (смеется). Три первых года мы вообще принимали только близких друзей. Ведь дом стоял 40 лет заброшенный. Поэтому начали мы с необходимых работ: ремонт, где-то реставрация, плюс нужны были вода, электричество и отопление. Но даже в этом хаосе мы жили в окружении красоты: живопись, ветки деревьев и цветы всегда были в доме. Когда мы туда переехали, я поняла, что сбылась моя мечта – рисовать на стенах и быть окруженной живописью и природой.

VG: Главные герои ваших работ – это растения, чаще всего цветы. Чем они вас так вдохновляют?

КБ: Цветы заставляют меня думать о соотношении между силой и слабостью, в них есть равновесие между тем и другим. Эти же качества есть в каждом из нас, но только с равновесием мы способны раскрываться. В Париже, где находится мое ателье, большой сад. Но до того как я его приобрела, там был завод и почва сильно пострадала из-за химикатов. Я много сил потратила, чтобы ее восстановить, и очень удивилась, когда в первый же год на месте сорняков выросли цветы, которые я не сажала. То есть эти зернышки ждали 30 лет в земле. И тут они вышли. Для меня это невероятная история сопротивления, страсти и терпения. Когда я смотрю на них, понимаю даже больше, чем когда смотрю на людей. Цветы… они такие человечные.

VG: Наверняка вам уже тысячу раз задавали этот вопрос, но все же: какой ваш любимый цветок?

КБ: Вначале скажу, что люблю их все. И чем больше живу, тем больше мне нравятся любые проявления природы. Но если надо выделить, то это восточные маки. Они будто одеты в платья из тончайшего шелка. С черной сердцевиной, в которой можно потеряться. Еще ирисы – такие сложные цветы, настоящая душа. И подсолнухи: будто большие головы смотрят на тебя. А как я люблю артишоки! Закрытые, колются, а потом – раз! – открываются, а там такая нежность. Ромашка, на которой гадают «любит – не любит», сразу навевает воспоминания о цветущем луге, свободе, свежей весенней траве.

VG: Как раз хочется спросить вас о воспоминаниях: когда вы поняли, что вы художник?

КБ: Сначала я думала, что стану архитектором, как мой отец, но планы и расчеты – это совсем не мое. А в 15 лет решила, что буду рисовать, не знаю почему.

Я чувствовала, что мне нужно что-то, что задействует меня целиком. А живопись как раз та эмоция, которая проходит через меня всю. Мне повезло, что я выбрала эту профессию, могла ведь и ошибиться.

VG: Какой совет вы можете дать молодым художникам?

КБ: Много работать и наблюдать. В нашем сегодняшнем мире мы забываем смотреть. Первое упражнение – выйдите на улицу, поднимите голову, посмотрите на небо и, пока не почувствуете, что в вас что-то накопилось и созрело, не продолжайте движение. Это длительный процесс. И нужно быть еще осторожным, ведь это профессия, в которой остаешься всю жизнь хрупким. Нужно научиться доверять себе, поддерживать в равновесии желания, амбиции и возможности. Соответствовать последним. Бывает, хочется скопировать что-нибудь, но так ты ничему не научишься – только потеряешь себя. Лучше быть неловким, ведь именно в этой неловкости выражается личность.

Перевод: Русина Шихатова